Дорпрофжел
Загрузка ... Загрузка ...

Человек дела

15.03.2019 | РОСПРОФЖЕЛ СМИ | Теги: , , | Автор: Олег Гельвиг

Николая Аксёненко никогда не пугали ни трудности, ни ответственность. Сегодня, 15 марта, бывшему министру путей сообщения и вице-премьеру РФ Николаю Аксёненко исполнилось бы 70 лет. Он многое сделал: при нём была создана комиссия по регулированию тарифов на железнодорожном транспорте, утверждена «Концепция структурной реформы федерального железнодорожного транспорта», определившая основные задачи и цели перестройки отрасли.



Он ушёл из жизни 20 июля 2005 года – слишком рано, говорят его друзья и коллеги. В их памяти он навсегда останется человеком честным, справедливым, с настоящим сибирским характером.

Николай Аксёненко прошёл путь от помощника дежурного по станции до министраНиколай Емельянович Аксёненко родился в 1949 году в приобском селе Новоалександровка, на полпути между Новосибирском и Томском. В семье он был самым младшим, тринадцатым ребёнком. Его отец работал помощником машиниста, что и определило судьбу младшего сына. Окончив школу, он поступил в Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта на специальность «инженер путей сообщения по эксплуатации железных дорог». 
«Мы познакомились в институте, жили в одном общежитии. Ещё в студенческие годы он активно проявлял себя в общественной жизни – был старостой группы и потока, курировал спортивно-массовую работу в вузе, играл в футбол и занимался боксом. Он был очень заметным – высоким, спортивным, настоящим заводилой, вокруг которого всегда было много людей, – вспоминает председатель Роспрофжела Николай Никифоров. – Он вырос в многодетной семье, поэтому всегда поддерживал ребят, особенно младших, – никого не давал в обиду, заступался и давал советы как старший товарищ. Очень правильный, справедливый человек». 

С будущей женой Галиной Николай Емельянович также познакомился ещё в студенческие годы. 

После окончания учёбы, в 1972 году, он был направлен на работу дежурным по станции Вихоревка Восточно-Сибирской дороги. В то время Николай Емельянович уже был женат, а вскоре в семье появился первенец Рустам. Остро встал квартирный вопрос – служебного жилья в Вихоревке не было. 
«В то время я работал начальником Нижнеудинского отделения Восточно-Сибирской дороги, – вспоминает бывший министр путей сообщения Геннадий Фадеев. – И как-то секретарь мне сообщает, что в приёмной меня ожидают выпускники Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта – семья Аксёненко с грудным ребёнком. Николай Емельянович узнал, что в Нижнеудинске сдаётся в эксплуатацию служебный многоквартирный дом, поэтому и попросился на работу ко мне в отделение. Нам действительно нужны были кадры, и я определил его дежурным по станции Нижнеудинск, предоставив однокомнатную квартиру. За короткое время он стал начальником станции». 

В 1979 году Николай Аксёненко перебирается в Воронеж, где становится сначала заместителем начальника, затем начальником отдела движения Воронежского отделения Юго-Восточной дороги, а после и замначальника службы движения дороги. 

В 1984 году он перевёлся на Октябрьскую дорогу, которой в то время руководил Геннадий Фадеев. «Наша первая встреча в Ленинграде прошла так же, как десятью годами раньше в Нижнеудинске: секретарь сообщила, что зашёл некто Аксёненко, который уверяет, что знаком со мной, – рассказывает Геннадий Фадеев. – Он зашёл и сказал, что хочет работать под моим руководством. Я предложил ему сначала поехать в Мурманское отделение дороги, где были определённые проблемы. Сказал: «Вот наладишь там работу, тогда верну тебя в Ленинград». Он согласился и за короткий срок справился с поставленной задачей». 

В 1986 году Геннадий Фадеев исполнил обещание и пригласил Аксёненко занять место заместителя начальника Октябрьской дороги по экономическим вопросам. «Он зарекомендовал себя как надёжный, эффективный руководитель. Как ни поинтересуешься, где он, ответ всегда один: «На работе», – говорит Геннадий Фадеев. 

Коллеги, трудившиеся с Николаем Емельяновичем на Октябрьской дороге, вспоминают его как честного, талантливого руководителя, способного решать самые сложные задачи. «Помню, когда я был первым замначальника Ленинград-Московского отделения дороги, Николай Емельянович как начальник службы перевозок дороги проводил селектор и сказал: «Нет плана – нет руководителя. Запомните это, а чтобы не забывать – запишите на стене в кабинете», – вспоминает экс-министр путей сообщения, ныне научный руководитель Российского университета транспорта (МИИТ) Вадим Морозов. – Как-то зашёл к сотрудникам, занимающимся планированием грузовой работы, а у них действительно висит плакат с этой фразой».

В 1994 году Аксёненко приходит в МПС по приглашению Геннадия Фадеева, занимавшего тогда уже пост министра, и становится его заместителем по пассажирским перевозкам. В 1997-м он сменяет Фадеева на посту главы министерства. «Он стал министром в очень непростое время – страна переживала дефолт, было много проблем. Но благодаря его знаниям и опыту железнодорожная сеть работала устойчиво», – говорит Геннадий Фадеев. 

Аксёненко стоял у истоков реформирования отрасли, при нём в 1998 году постановлением Правительства РФ была утверждена «Концепция структурной реформы федерального железнодорожного транспорта». 

Коллеги вспоминают, что его никогда не пугали сложные задачи, он не боялся брать на себя ответственность. Не испугался он и когда 15 мая 1998 года шахтёры Кузбасса перекрыли Транссибирскую магистраль. Трое суток рабочие оставались на путях и требовали выплатить долги по зарплате. В результате железнодорожные составы вынуждены были следовать по обходному маршруту. Аксёненко вылетел в Кузбасс и вместе с занимавшим в то время пост начальника Западно-Сибирской дороги Владимиром Старостенко начал вести переговоры с забастовщиками. Дорога снова заработала. 
«Николай Емельянович всегда старался сделать так, чтобы права железнодорожников не были ущемлены ни при каких обстоятельствах», – отметил Геннадий Фадеев. 

Так он поступил и в конце 90-х годов, когда резко упал объём грузовой работы, – железнодорожники переходили на неполный рабочий день, предстояло сократить сотни тысяч человек. «Тогда под руководством и при непосредственном участии Аксёненко была разработана и утверждена «Федеральная целевая программа на 1998–2000 годы по содействию занятости высвобождаемых работников», которая предусматривала господдержку, открытие новых рабочих мест, переподготовку и повышение квалификации сотрудников отрасли. Последовательная реализация программы обеспечила сохранение костяка квалифицированных кадров», – вспоминает Вадим Морозов. 

По словам Николая Никифорова, находясь в ранге министра, Аксёненко очень многое сделал в плане социального обеспечения железнодорожников: занимался отраслевым здравоохранением, объектами социальной сферы, на новый уровень вышла работа транспортных вузов. «Он знал, чем живут рядовые железнодорожники, и в своей работе ориентировался на их интересы», – замечает глава Роспрофжела. А ещё Николай Аксёненко любил футбол. Во многом благодаря его усилиям ФК «Локомотив» получил один из лучших стадионов страны, современную тренировочную базу. Вместе со стадионом и результатами («Локомотив» в то время был на подъёме) у «железнодорожников» появилась большая армия болельщиков. 

В мае 1999 года Аксёненко был назначен первым заместителем председателя Правительства РФ. Однако вскоре вновь стал главой МПС, сохранив за собой должность первого вице-премьера. В январе 2000-го покинул этот пост, оставшись министром.

Весной 2001 года работа Аксёненко оказалась под прицелом аудиторов Счётной палаты. Следом – обвинение в превышении полномочий, указ об освобождении от должности... Впрочем, Аксёненко сам подал заявление об уходе с поста министра, мотивировав свои действия тем, что его отставка создаст более благоприятные условия для работы отрасли. 

В октябре 2003-го дело было передано в суд. Однако разбирательство так и не состоялось по причине отъезда Аксёненко на лечение за границу. 10 июля 2005 года в возрасте 56 лет он скончался в мюнхенской клинике от лейкемии. 

«Конечно, он очень переживал по поводу этой ситуации. И это не могло не сказаться на здоровье. К сожалению, Николай Емельянович не успел полностью реализовать свой огромный потенциал и ушёл в самом расцвете сил. Вне всякого сомнения, он ещё многое смог бы дать отрасли», – уверен Николай Никифоров. 

"Гудок"